ПАВЕЛ ГЕРАСИМЕНКО о выставке «Самозвери. Книжки-самоделки 1929–1935» в Музее петербургского авангарда

Известного петербургского графика Михаила Карасика во всем отличает обстоятельность. Одна из его недавних работ в жанре «книги художника» сделана по пьесе Сергея Третьякова «Противогазы». Теперь художник пришел к идее воскресить «Самозверей» иллюстрации Александра Родченко и Варвары Степановой к детским стихотворениям Третьякова в кураторском проекте. Книга «Самозвери», не состоявшаяся в свое время отдельным изданием, за последние десять лет вышла во Франции. Германии, Бразилии и Японии, но пока что не в России.

На выставке книжки-самоделки, книжки-вырезалки, раскраски, трафареты, игры и загадки впервые выделены как отдельный тип книги наряду с книжками для малышей и иллюстрированными книгами для старшего возраста. Понятно, что детские книги, даже выходившие когда-то тиражами до пятидесяти тысяч, сохраняются хуже всего и очень часто по случайности.  На выставке представлены издания не только из собрания Музея истории города, но также из частных коллекций. В каталоге значатся почти 70 названий, хронологически ограниченных 19291935 годами.

Расцвет популярности этих книг относится к годам первой пятилетки. Они были актуальны и отражали современность буквально: макет электростанции в книжке «Строим из картона» выглядит точно так же, как знаменитая МОГЭС на набережной Москвы-реки, книжка А. Лаптева вышла в 1932 году, за пять лет до этого была построена электростанция. Для художников и писателей детская книга, а работой в этой области оказались заняты лучшие силы авангардного искусства, была не только способом сохранить себя в художественной жизни, но и выразить в малой форме современные художественные идеи. Появившись в годы, когда конструктивисты еще не разочаровались в идеях прямой связи искусства с работой, книжки-самоделки продолжали выходить и тогда, когда с конструктивизмом было покончено на государственном уровне.

© Фото: Михаил Карасик

Ставший на очень короткое время даже больше чем стилем, а, скорее, универсальным пластическим языком, конструктивизм как повсеместная художественная мода пришел в массовые жанры вроде детской книги тогда, когда до его конца оставалось совсем немного. Это очень хорошо заметно, например, по фильму 1934 года «Наследный принц республики», где в жизнерадостном финале молодые архитекторы топчут картонные макеты своих конструктивистских построек советским детям в будущем такие дома не нужны.

Среди фигурок людей и животных, которые есть в «Самозверях» Родченко и Степановой, самый большой слон. Иллюстрируя стихотворение Третьякова, Родченко был внимателен ко всему художественному контексту. Вспомним, что документальный фильм Михаила Кауфмана «Москва», тоже снятый в 1927 году, начинается с прибытия в Москву слона, и становится едва ли не метафорой больших событий.

На выставке взаимосвязь работы Родченко и Степановой с кино подчеркивается фильмом, который сделали Михаил Карасик и оператор Тарас Сгибнев, основываясь на фотографиях 1927 года. В журнале «Новый Леф» работа художников пояснялась так: «Ввиду богатых световых эффектов и композиционных возможностей объемная фотомультипликация имеет большую подвижность и может быть использована для любой сюжетной обработки. Продвинувшись в кино, этот способ обогатит существующие способы киномультипликации. В этом плане Третьяковым, Родченко и Степановой уже намечен ряд короткометражных фильм для одной из кинофирм».

В номере «Нового Лефа», в котором «Самозвери» появились впервые, фотомультипликация Родченко и Степановой соседствовала на журнальном развороте с кадрами из «Генеральной линии» Эйзенштейна. Трактор, который в финале фильма тянет в гору крестьянские телеги, был одним из символов начавшегося периода индустриализации, а слон в книжке объяснял детям и как будто передавал те усилия, которые для этого потребуются. Пройдет всего несколько лет и для власти главным ресурсом физической силы станет отнюдь не животное слон, но аббревиатура СЛОН, то есть «Соловецкий лагерь особого назначения».

Павел Герасименко

Выставка «Самозвери. Книжки-самоделки 1929–1935» открыта в Музее петербургского авангарда  (Санкт-Петербург, Дом Матюшина, ул. Профессора Попова, 10) до 31 сентября