Архив | Page 2 | Артхроника - журнал No.1 об искусстве в России
...
Архив

Тайны Пушкинского двора

АРСЕНИЙ ШТЕЙНЕР. Самые длинные выставочные очереди стоят именно в Пушкинский музей – бывает, они тянутся от музейных дверей до станции метро «Кропоткинская» на Гоголевском бульваре. Безупречный Музей изобразительных искусств – одно из самых таинственных мест на земле.

Антон Видокле

САРА ДУГЛАС. Антон Видокле превратил электронную рассылку e-flux в глобальный арт-проект: ему не пришлось ни продавать искусство, ни его покупать. Достаточно было просто распространять о нем информацию.

Киев

АЛИСА ЛОЖКИНА. Киев лучше всего посещать в Конце мая. кроме цветущих каштанов, в это же время там можно увидеть Первую Киевскую биеннале «Арсенале-2012». Тему для нее – «Лучшие времена, худшие времена. Апокалипсис и возрождение в современном искусстве» – предложил британский куратор Дэвид Эллиот.

Pussy Riot

ВАЛЕРИЙ ПОДОРОГА, ЕВГЕНИЙ БАРАБАНОВ. Считаете ли вы удачной акцию группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя с художественной точки зрения? Искусство ли это? Адекватна ли реакция властей на эту акцию?

Вечно одно и тоже

КОЛЯ РАЙХЕРТ. Певца однообразия, немецкого концептуалиста Ханса-Петера Фельдмана на родине всегда знали неплохо, но мировую известность он получил совсем недавно, когда ему было уже за шестьдесят. Его, наконец, разглядели в США и в Европе – и сейчас его ретро­спектива идет в лондонской Serpentine Gal­lery.

Живописцы-прагматики акционисты-романтики

АЛЕКСАНДРА НОВОЖЕНОВА. «Артхроника» исследовала мастерские молодых художников, чтобы узнать, существуют ли в природе последователи Тимура Новикова, и прояснить расстановку сил на питерской арт-сцене.

Что такое питерский дискурс?

Когда речь заходит об арт-сцене Петербурга, определения вдруг становятся туманными, и рано или поздно кто-нибудь упоминает об «особом питерском взгляде». О том, что это за взгляд и существует ли тот самый специфический питерский дискурс, «Артхроника» поговорила с  художниками и критиками Москвы и Петербурга.

Санкт-Петербург

АРСЕНИЙ ШТЕЙНЕР. Время сквотов в Питере кончилось — настало время институций. «Артхроника» встретилась с теми, кто делает здесь новые лофты, галереи и музеи.

Санкт-Петербург

АННА МАТВЕЕВА. «Она же буржуазная!» – поджимали губы художники, обсуждая в 2000 году открытие галереи Марины Гисич на Фонтанке. Это была первая по-настоящему коммерческая галерея в Петербурге. В ее помещение, дизайн, раскрутку и публику были вложены деньги, это было очевидно, и столь же очевидно она была намерена зарабатывать деньги.

Драгоценные инвестиции

ТАТЬЯНА БЕЛОВА. Ведущие аукционные дома продают не только живопись, но и ювелирные украшения. Однако драгоценности – это инвестиции, с которыми нужно уметь обращаться.

Народные

ЕЛЕНА ФЕДОТОВА. Их не зовут на биеннале, галереи современного искусства не спешат с ними сотрудничать, а арт-критики, заслышав их имена, демонстративно морщат лоб: «Кто это?» Институции современного искусства проявляют к ним ровно столько же интереса, сколько работники ЖЭКа к Илье Кабакову при советской власти.

«Ты делаешь такие типично девичьи работы»

АЛЕКСАНДРА НОВОЖЕНОВА, МАРИЯ СЕМЕНДЯЕВА. Присутствие нового поколения молодых художниц все заметней. Нельзя сказать, что все они без исключения принципиальные борцы за права женщин и поголовно озабочены проблемами гендера. И, разумеется, они не делают каких-то специальных женских работ. Но каждая из них по-своему понимает, что такое «быть женщиной, которая делает искусство».